Алексей Певнев (ren_ar) wrote,
Алексей Певнев
ren_ar

Тракай. Из глубины веков до наших дней. Часть I. (январь 2013)

Тракай городок небольшой, но достаточно известный, и в Литве, и за ее пределами. Прежде всего, конечно, островным замком, построенном в XIV веке при великом князе литовском Витовте. И хоть замок это, действительно, жемчужина местечка, есть у города и другие достоинства. И, прежде всего, это сама природа. Живописные холмы, леса, многочисленные озера, которых в районе более двухсот. Сам же Тракай вытянулся между озерами Тоторишкес, Лука и Гальве.

В городе есть православная церковь, католический храм, караимская кенасса, руины средневекового полуостровного замка, ландшафтный парк с дворцом в стиле нео-ренессанса, интересная деревянная застройка, мосты, лодочки… Все это в 1991 году было объединено в один исторический национальный парк, охватывающий не только город но места вокруг. А с 2003 года этот единый комплекс находится в предварительном списке объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Впрочем, в основной состав Тракай до сих пор не попал, в ЮНЕСКО еще думают. Ну а пока они там думают, мы с вами прогуляемся по этому крайне интересному местечку.




Как я уже писал ранее, в начале января мною, вместе с замечательной девушкой Ирой, из славного Екатеринбурга, было предпринято небольшое путешествие по маршруту Калининград-Вильнюс-Варшава-Краков-Львов. И таким образом утром 2-го января мы уже были в Вильнюсе. Было еще темно и довольно прохладно. И чтобы не тратить время зря мы решили сначала съездить в Тракай, а уж потом осмотреть столичный град.

В Тракай мы приехали на электричке, красивой и современной. В которой нам удалось даже немножко поспать, прикорнув друг к другу. Вышли… небольшая станция, обледенелые дорожки, чуть дальше виднеется замерзшее озеро Лука, оно же озеро Бернардинцев.

Так странно. Я снова в Тракае. Последний раз я был здесь в июле 2010 года. Погода выдалась тогда не по-летнему холодная и дождливая, все время приходилось где-то прятаться и отогреваться. Но зато получилось прочувствовать балтийский дух этого места, ветер в кронах деревьев, шум листвы, мрачные тучи и дождь. Словно сам Перкунас был моим проводником по этим, когда-то, языческим местам.

Сейчас же на дворе зима. По краям дорог и на холмах лежит старый снег, небо совершенно белое, нет ни намека на тучку. Все словно замерло… Спускаемся к самому озеру, на берегу нас встречают симпатичные и аккуратные литовские домики. Места на самом деле очень красивые, неудивительно, что на берегу тракайских озер так любят селиться представители творческой интеллигенции.



Тракай расположился в 28 километрах от Вильнюса. Впервые город, как Троки, был упомянут в немецких хрониках в 1337 году, по некоторым данным это была «Новая прусская хроника» Виганда Марбургского, историка и герольда Тевтонского ордена.

Это официальная дата основания города, хотя местечко существовало, конечно, и ранее. Но, в любом случае, какую-то значимость оно приобрело лишь при великом князе литовском Кейстуте. Он перенес сюда свою столицу в 1375 году из Старых Трок (ныне это местечко Синяйи Тракай в четырех километрах от города) и построил, так называемый полуостровной замок.



В хрониках «ANNALISTA THORUNENSIS» есть упоминание об этом времени: «В 1375 году ливонцы в течение десяти дней были в Литве, и маршал Пруссии с людьми из нижних земель были у замка Троки и пили там с князем Кейстутом, который пригласил комтура Бранденбурга, Гунтера фон Гогенштейна, вицекомтура Рагнита и попечителя Инстербурга на завтрак; и были они в той земле четыре ночи».

Но сейчас я не хочу подробно останавливаться на этих событиях, да и полуостровному замку, со временем, я надеюсь посветить отдельный отчет. Сейчас же лишь хочу отметить, что в Синяйи Тракай (Старых Троках) в ныне не сохранившемся замке родился сын Кейстута, будущий великий князь литовский Витовт. Сейчас мало что говорит в местечке о прежней столичности, но там можно посмотреть сохранившийся монастырь бенедектинцев – XV век, и очень симпатичный католический костел XIX века. Что касается старого замка, то он был разрушен еще в 1391 году.



Еще раньше, до перенесения столицы в Старые Троки, административным центром княжества был город Кернаве, находящийся в сорока километрах на северо-запад от Вильно (Вильнюса). Город был разрушен тевтонцами в конце XIV века. Сейчас там имеются археологические памятники в виде раскопанных остатков городищ, укреплений, захоронений и тому подобного. Место довольно популярно и более того, официально, с 2004 года является объектом всемирного наследия ЮНЕСКО.

Но мы возвращаемся в Тракай, на главную улицу города Vytauto, вытянувшуюся на всем его протяжении, между городской застройкой, то каменной, то деревянной. И первый храм, который встречается нам на пути – православный. Это церковь Рождества Пресвятой Богородицы. К сожалению, для нас, храм оказался на реконструкции, и весь застроен строительными лесами. Что не дало нам возможности посмотреть здание во всей его красе.



Вообще православие на литовскую землю пришло довольно рано. Сам великий князь литовский Гедимин (1275-1341) не чурался православия. Еще бы, ведь одним из любимых дел князя было расширение своего княжества, и, в том числе, за счет западнорусских земель. И, конечно, не забываем про торговые отношения, временные союзы, династические браки. Например дочь Гедемина Мария была выдана за тверского князя.

Сам Гедимин христианство не принял, так же как и его сын, будущий великий князь литовский Кейстут, правивший долгие годы совместно со своим братом Ольгердом. А вот последний был крещен по православному обряду, хотя, временами, отходил от христианства. Но надо сказать, что вопросы веры никак им не мешали, и в стране многочисленные религии вполне мирно соседствовали.

Так что совсем не удивительно, что в том же Тракае можно было встретить множество людей православной веры. Торговцы, ремесленники, наемники… Кто-то приезжал на время, а кто-то оставался и жить.

И, конечно, при таком раскладе были необходимы и храмы, где все эти люди могли молиться. Поэтому к концу XV века в Тракае было около восьми церквей православного обряда. Но с приходом к власти Ягайло, сына Ольгерда, все поменялось. Ягайло женившись на польской королевне принял католичество и начал понемножку бороться с православием. Это было частью уговора, в обмен на польскую корону.

Православным было отказано в праве занимать ключевые посты, а тем же кто, наоборот, перешел в католичество - полагались немалые льготы, феодалам, например, некоторые поблажки в вопросах самоуправления. Смешанные браки запрещались, но если таковые совершались, то под угрозой физического насилия все члены семьи должны были перейти в католичество. А в 1480 году, при польском короле (и по-совместительству великом князе литовском) Казимире IV вышел указ, запрещающий строить православные церкви и ремонтировать старые.

Поэтому храмы постепенно приходили в негодность, пока, наконец, главный из них – монастырский храм Рождества Богородицы, не был отдан униатам. Как известно в 1596 году, после принятия Брестской Унии, большинство храмов византийского обряда перешли в юрисдикцию римско-католической церкви.



В 1655 году случилась война с Россией, после чего в Тракае ни осталось, ни одной православной церкви. Все они были разрушены и погибли в огне.

Лишь в середине XIX века, когда Тракай уже принадлежал Российской империи, здесь появился небольшой молельный домик, и это при том, что приход составлял порядка полутысячи человек. Всем миром собирали верующие на новую церковь, более двадцати лет собирали. Но так ничего толком собрать и не получилось.

Как всегда в таких случаях все решилось наверху. Так и прозябали бы тракайские верующие без своего храма, если бы на их проблемы не обратила внимания Мария Александровна, супруга императора Александра II, и не выделила на строительство храма три тысячи рублей. Тут подтянулся и Священный Синод РПЦ, выделивший точно такую же сумму.

И вот 18 августа 1862 года в Тракае прошла закладка первого камня новой церкви. Все кто мог и хотел несли свои дары будущему храму. Особо богатые предметы утвари и убранства были преподнесены от имени лейб-гвардии Гатчинского (Егерского) полка, расквартированного в Тракае, и Московского полка.

Уже через год церковь была построена и 22 сентября 1863 года ее торжественно освятил в честь Рождества Пресвятой Богородицы епископ Александр (Добрынин), викарий Ковенский Виленской и Литовской епархии. Во время освещения храма присутствовали не только верующие тракайского прихода, но и виленские православные.

Православная община росла, и к началу XX века приход составлял больше тысячи человек. Но пришла Первая Мировая война и внесла свои коррективы. Во время военных действий, а они коснулись и этого местечка, снаряд попал в здание церкви, и в ее юго-западной части образовалась огромная дыра, крайне сильно повреждена была и колокольня. Совершать богослужения больше не было возможности, и верующие вновь стали ютиться по молельным домам.



Капитальный ремонт храма начался лишь в 1938 году усилиями священника отца Михаила Старикевича, который стал настоятелем с 25 марта 1937 года. Он же служил в церкви и всю Вторую Мировую. Но путь его резко оборвался 29 мая 1945 года, отец Михаил утонул, переплывая на лодке озеро, по одной из версий, спасая тонущих детей. Похоронен священник был у церковной ограды.



За эту самую ограду мы с Иришей пробрались не сразу, центральные врата на территорию были закрыты. Но мы так просто не сдались и обошли церковь по кругу, вскоре обнаружив еще одну калитку, на этот раз незапертую. На территории какие-то деревянные каркасы, доски, стены самого здания, как я уже ранее говорил, в строительных лесах. Но тихо, никого не видно и не слышно. Может быть потому что еще только раннее утро.

Двери в церковный притвор оказались также не заперты и мы вошли в помещение. Немного пахло сыростью, зимой и, каким-то таким домашним уютом. Скромная обстановка, скамейка у стены, стены, голые, но выкрашенные краской, окно. И вот в этой простоте чувствовалась какая-то, не то чтобы сила, а скорее теплота. И мне не хотелось даже уходить. Хотя дальше притвора мы, к сожалению, не попали. Вход в храмовый зал был закрыт.



Говорят, что сейчас православный приход в Тракае не такой уж и маленький, проводятся службы, и даже время от времени какие-то фестивали, праздники, экскурсии. Впрочем и ремонт говорит о том, что церковь жива и вполне себе действует. Но вот второй приезд, а попасть мне в нее по-прежнему не удалось. Может быть стоит навестить Тракай и в третий раз?

Совсем недалеко от православного храма, на холме, расположился римско-католический костёл Явления Пресвятой Девы Марии, известный еще с XV века. Его основателем был сам великий князь литовский Витовт, сын Кейстута. Костёл, конечно, множество раз перестраивался, но, тем не менее, можно его считать относительно древним.

Вообще история католической веры в Великом Княжестве Литовском тоже достаточно интересна. В какой-то мере можно сказать, что католики опередили православных. Еще первый великий князь литовский, почти легендарный Миндовг, был крещен в 1251 году по латинскому обряду. И римский папа Иннокентий IV признал Литву католическим государством. А в 1253 году Миндовг был коронован.



Но достаточно скоро, в 1261 году Миндовг отказался от христианской веры и затеял борьбу с немецкими орденами, союзников же искал на востоке, в землях православных. В стране по-прежнему оставались католические миссионеры, действовало пара монастырей, но дело затухало…

Во время правления Гедемина, как я уже писал выше, католическая вера угасала, а православие наоборот, все больше и больше входило в политическую и частную жизнь. Происходило это и благодаря расширению территорий государства за счет западнорусских земель, и, также, за счет союзов и династических браков с отдельными русскими князьями.

Сыновья Гедемина Кейстут и Ольгерд во время своего правления (а правили государством они вместе, и более того, достаточно дружно) также достаточно тепло относились к православию, хотя Кейстут до конца своих дней оставался верен языческой вере своих предков. Ольгерд же отметился активным строительством в Вильно православных церквей.

Переломный момент наметился во времена Витовта, сына Кейстута. По всей видимости он, в глубине души, всю жизнь оставался язычником, как и его отец. Но в зависимости от политической выгоды запросто менял веру, то он был католиком, то православным, то снова католиком. Что называется, как на душе ляжет. При крещении же он брал себе имя Александр, и в том, и в другом случае.



Именно Витовт в 1409 году и основал храм Явления Пресвятой Девы Марии, и даже имеется версия, что, якобы, первоначально храм строился как православный. И строительство уже шло полным ходом, когда Витовт вдруг передумал, и решил, что храм все-таки будет католическим. В пользу этой версии говорит то, что византийским императором Мануилом II Палеологом, естественно придерживающегося греческого обряда, новому храму был преподнесен подарок в виде чудотворной иконы Божьей матери. Также радетели версии указывают и на родство византийского императора с Витовтом, сын Мануила II был женат на внучке Витовта Анне.

Тем не менее ряд обстоятельств ставят эту версию под сомнение. Анна Васильевна (та самая внучка Витовта) и будущий византийский император Иоанн VIII поженились в 1414 году, а храм был основан в 1409. Впрочем, вполне возможно, что строительство как раз еще велось в это время, и даже это, в какой-то мере объясняет сделанный Мануилом II Палеологом подарок. Впрочем, в самой распространенной версии говорится о том, что икона была подарена Витовту еще в 1390 году, на его крещение, а цели преследовались такие – византийский император рассчитывал на помощь Витовта в борьбе с Османской Империей.

Гораздо более вопросов вызывает тот факт, что как раз в это время Витовт довольно сильно завесил от католической Польши. Лишь недавно, в 1401 году он был, в рамках официально заключенной Виленско-Радомской унии, признан великим князем литовским. И при этом, ввиду слабости своих позиций на то время, был вынужден дать присягу польскому королю Ягайло, своему двоюродному брату и, главному виновнику смерти своего отца, Кейстута. А Ягайло, как я уже рассказывал, был достаточно жестким ревнителем католической веры.

Но оставим право расставлять точки над i профессиональным историкам и вернемся к костёлу. Тем более мы с Ирой как раз уже поднялись на холм, посмотрели небольшой вертеп, установленный близ храмовых стен, и уже вовсю дергаем за ручки дверей на предмет попадания внутрь. Ведь если не получилось пробраться в храм православный, так может быть получится посмотреть католический? И все верно, костёл оказался открыт.



Внутри достаточно скромно, но при этом чувствуется такая особая храмовая атмосфера, которую достаточно сложно почувствовать в православной церкви. Какая-то такая скромная величественность. Сводчатые потолки, пространство зала, орган, и длинные деревянные скамьи. На них мы и расположились, на какое-то время. Очень мне нравится эта возможность просто посидеть в храме, стать его частью, без опаски того, что в твое личное пространство ворвется негативный взгляд какой-нибудь ортодоксально озлобленной тетушки.

Тетушка, кстати, в храме была. Литовская женщина, средних, лет, занималась уборкой храма. Я спросил у нее, можно ли фотографировать в костеле, и не мешаем ли мы. Нет, совершенно не мешаем, и фотографировать можно. Еще одна ситуация которую сложно представить в православной церкви.

Мы немного прошлись по храму, осматривая интерьеры. Полюбовались алтарем, но практически совершенно не обратили внимания на ту самую чудотворную икону Девы Марии с младенцем, коя была подарена князю Витовту византийским императором Мануилом II Палеологом в 1390 году. Сама же икона, как считается, была написана в Константинополе в 1123 году.



И на всем протяжении существования костёла эта икона притягивала паломников из различных стран, а число чудес все множилось и множилось. Икона почиталась и католиками и православными. В современное время чудотворный образ по-прежнему популярен у верующих, и каждый год паломники съезжаются в Тракай не только из самой Литвы, но и из Польши, Беларуси, Украины. Иногда паломники даже совершают многокилометровые шествия, и подчас это сотни километров.

В 1718 году икона была коронована римским папой, а также приобрела богатый позолоченный оклад. Правда, на мой взгляд, совершенно лишний, так как кроме рук и лиц изображенных на иконе, больше ничего не видно. Смотреть же на эти позолоченные рюшечки мало интересно, хоть они и обладают значимым символизмом - невещественный свет и прочая прочая.



Традиция обрамлять иконы в оклад это скорее православная манера, но, как вы видите, встречается и в католичестве, если икона имеет византийское происхождение. Традиция понятна, но из-за нее скрывается большая часть живописного полотна, которое, в своей цельности, и представляет наибольшей интерес.

Слева на коленях у Девы Марии, в фиолетовой тунике, с книгой, сидит Иисус. Сама Мария в красном платье, с вышитым золотом воротником. Верхняя одежда темно-синяя, тяжелая, с декоративными складками на руках, образует практически равнобедренный треугольник. На лбу – греческий крест, на левом плече – звезда. В руке же – три розы. Но что интересно, по свидетельству реставраторов раньше икона была совсем другой и выполнена была в готическом стиле, при этом Мадонна была изображена стоящей, а младенец был в центре.



При перестройке алтаря полотно, которое было довольно большого размера, укоротили. И саму икону частично перерисовали, полупрозрачную вуаль заменили на ту самую, с греческим крестом, а Иисус теперь сидел у Марии на коленях. Всей же иконе, насколько возможно, постарались придать византийские черты, по всей видимости, для соответствия легенде. Так что происхождение и дата написания иконы вопрос достаточно спорный.

Также, в какой то мере, трудно говорить и о времени постройки самого костёла. Да, основан он был Витовтом в 1409. И первоначально был выстроен в готическом стиле. Скорее всего, теми же мастерами, что строили и островной замок. Когда строительство было завершено и храм был освещен – неизвестно. В документах пастор костела упоминается только в 1479 году.



Храм множество раз ремонтировался, реставрировался, перестраивался. Так, например, во время войны с Москвой 1655-1661 гг. костел был практически разрушен, а в 1718 году отстроен заново. От готики оставалось уже не так много, и костёл приобрел черты, так называемого, сарматского барокко. Этот стиль отличается, от того же виленского барокко, строгостью и аскетичностью форм. Здания, как правило, массивны и напоминают оборонительные крепости, барочные элементы упрощены, в то же время могут присутствовать элементы классицизма, а также готического и романского стиля.



Но надо добавить, что перестройки имели место быть и после 1718 года. Во время восстания Костюшко 1794 года костёл также несколько пострадал, сгорела крыша и орган. Не обошли стороной его и мировые войны. Тем не менее, костёл преодолел все трудности, реконструкция ведется постоянно и сейчас здание, также как и внутреннее убранство, радует глаз.



Ну а мы с Ирой, немного отдохнув в костеле, снова накидываем на плечи тяжеленные рюкзаки, и отправляемся дальше. Впереди нас ждет островной замок на озере Гальве и еще много всего интересного!

Tags: Литва, Тракай, храмы
Subscribe
promo ren_ar april 7, 2013 16:53 53
Buy for 10 tokens
Автомобильные дворники порой не справлялись с потоками дождя, но мы продолжали наше движение на юг. За окном проплывали кубинские пейзажи, какие-то домики, велосипедисты, то и дело мимо проезжали бьюики и кадиллаки, близость от Гаваны, конечно, сказывалась. Порой казалось, что мы необъяснимым…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments