Алексей Певнев (ren_ar) wrote,
Алексей Певнев
ren_ar

Жодино. Часть II: История одной семьи...

Первая часть моего рассказа о славном белорусском городке Жодино была посвящена, большей частью, его стародавней истории, неразрывно связанной с именем Богуслава Радзивилла, одного из выдающихся людей своего времени и представителя известнейшего рода. Во второй же части мы продолжим прогулку по городу и затронем несколько другие темы, более современные, но ничуть не менее драматические в истории города и белорусской земли в целом. А также познакомимся с храмовой архитектурой города.




Прогулявшись вдоль длинной белой стены автозавода БелАЗ я вышел в центральную часть города. Здесь проходила междугородная автомобильная трасса, и рядом с ней расположился дендропарк, основанный в 60-е годы. Более 140 видов растений были привезены сюда со всех уголков земли. Сейчас, правда, парк приходит в запустение, так как не имеет должного ухода.






В парке имеется памятник герою Советского Союза Петру Куприянову и скульптурная композиция посвященная матери-патриотке Анастасии Фоминичне Куприяновой. Помните, я уже показывал вам домик-музей, и обещал вернуться к рассказу о семье Куприяновых. Вот и настало это время.



Анастасия Фоминична стала первой почетной жительницей города Жодино. В свое время о ее подвиге и мужестве узнал весь Союз. Только вот мне кажется, что прежде всех этих нарядных и пафосных слов стоит огромное материнское горе.



Что может быть страшнее, чем потерять пятерых своих сыновей всего за несколько лет, и пережить их практически на тридцать лет. Анастасия Фоминична родилась еще в Российской Империи, в 1872 году, а умерла в 1979. Она сама в 1975 году присутствовала на открытии памятника в свою честь, и в память о ее сыновьях... Что она чувствовала? Гордость? Благодарность? Я думаю, что в своем сердце она чувствовала боль. Боль и усталость.



Михаил погиб в 43-м, он сражался вместе с партизанами, попал с отрядом в засаду. Раненого в обе ноги гитлеровцы отвезли его в Борисов, где был штаб гестапо. Там его мучили и допрашивали, там он и умер.



Николай и Степан погибли сражаясь за освобождение Польши. Владимир попал в плен в 43-году, некоторое время его держали в борисовской тюрьме, потом увезли с другими военнопленными в Германию, бежал, оказался в Польше, вернулся домой вместе с советской армией. Но пытки в плену и война необратимо подорвали здоровье, через три года после войны он умер на руках у матери.



И, наконец, младший, Пётр. Сражался в рядах партизан, затем, в июле 1944 ушел добровольцем на фронт, волею судьбы оказался в Латвии. Последнее письмо матери он написал как раз из Прибалтики: “Привет всем родным из Латвии. Я ваше письмо получил 12.10.44 года, а также Генины, за которые очень благодарю и желаю вам всего хорошего в вашей жизни… Я уже побывал на берегу Балтийского моря, и в Восточной Пруссии… Вы мне пришлите адрес Алешки. Новостей больше пока нет…»



А затем лишь официальные строчки наградного листа: «В боях с 27 октября по 2 ноября 1944 года Петр Иванович Куприянов показал образцы мужества и героизма. Батальону капитана Буторина была поставлена задача овладеть высотой 107,7. Батальон поднялся в атаку, когда снова затрещал немецкий пулемет. Ефрейтор Куприянов бросился к амбразуре дзота и закрыл ее своим телом, обеспечив продвижение батальона».

24 марта 1945 года Петру Куприянову было присвоено звание Героя Советского Союза. Посмертно. Похоронен он был в Латвии, близ посёлка Никратце. Вот такая история отдельно взятой семьи…

От дендропарка я вышел на широкую чистую улочку с современной жилой застройкой. Вообще, что мне нравится в Беларуст, кроме всего прочего, это тенденция к простору. На таких вот улицах, где тебя не зажимают со всех сторон городские коробки, дышится легко и свободно, а это иногда так важно.









По проспекту Венисье я вышел к римско-католическому костёлу во имя Матери Божьей Фатимской, оригинальному и красивому строению, строительство которого велось с 1996 года по лето 2003-го. А в сентябре 2003-го храм был освящен кардиналом Казимиром Свёнтеком.



Зашел внутрь, в зале было несколько прихожан, которые нараспев пели молитвы. Присел на лавку в конце, взял книжечку с молитвами на белорусском языке. Вот, что мне импонирует в белорусских католиках, так это то, что они не забывают своего языка. Объявления, книги, газеты, молитвы, службы – везде белорусский язык.



В костёле я провел около получаса, а может и несколько больше. Мне очень нравится атмосфера католического храма, здесь действительно можно расслабиться, подумать о вечном и о себе.









Я еще немного побродил по территории храма и полюбовался всяческими цветочками, прежде отправиться дальше. А следующим пунктом в моем путешествии был уже православный храм, который уже виднелся неподалеку.

Путь к храму лежал через поле, засеянное злаками и другими культурами. Которые с одной стороны радовали взор, а с другой стороны задерживали мое продвижение, так как я все время останавливался, чтобы сфотографировать какой-нибудь особо симпатичный колосок. Впрочем, я совсем не расстраивался сему факту, а скорее даже наоборот. Лето, природа, свежий воздух, что может быть лучше.















Православный храм иконы Божьей Матери «Избавительница» оказался в строительных лесах, на реконструкции, но был открыт. Внутри сидела тетенька, как это обычно бывает, у которой я купил свечку, и поставил за здравие всех родных, близких и друзей.









Внутри церковь была небольшой, но достаточно уютной, интерьеры выполнены в голубых тонах. Данные по постройке храма разнятся, но где-то после 1997-го года, по проекту архитектора Владимира Даниленко. Новодел, конечно, но я лично всегда радуюсь постройкам такого типа, они всегда придают местечку дополнительную изюминку. Хотя в архитектурном плане посещенный ранее костёл мне понравился несколько больше.






К станции я возвращался по улице 40-летия Октября, обычная такая городская улочка, достаточно ухоженная, относительно новые дома вперемешку с застройкой конца 50-х. И, конечно, не без постоянного напоминания о градообразующем предприятии – БелАЗе.



Сначала мне на глаза попался памятник создателям карьерных самосвалов, с тремя девчонками, которые вились вокруг него, и усиленно пытались попасть в кадр, с какой стороны бы я не подходил.






Ну а далее – вход на завод, спортивный зал, баннеры… Кстати, самая грузоподъемная модель самосвала, выпускаемая БелАзом имеет поистине грандиозные параметры – 10 метров в высоту, 17 в длину, в каждом колесе отдельный двигатель, вместе с грузом может весить под 600 тонн, а стоимость такой махины порядка двух миллионов долларов.






Так я дошел до переезда, где как раз столпилось определенное количество автомобилей пропускавших железнодорожный состав.



А за переездом меня ожидали еще несколько церквушек. Первая – церковь святых Петра и Павла. Очень необычное и интересное сооружение, сначала даже я подумал, что церковь представляет собой храм какого-нибудь околокатолического толка. Ан нет – православная.









Построена церковь была в 2005 году и относится к приходу церкви Святого Архангела Михаила.

Рядом небольшой монумент, поставленный в память о жителях Жодино принимавших участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.






Несколько дальше, среди деревьев и кустов, наполненных злющими комарами, была обнаружена очень красивая деревянная церковь. Тетенька, которая занималась благоустройством церковной территории и поведала мне ее название – та самая церковь Святого Архангела Михаила.

Сфотографировать ее оказалось делом очень непростым, храм оказался не таким уж маленьким, а деревьев много. Но в итоге кое-как удалось из сего сложного положения выйти.



Храм был построен в 1991 году, это одна из первых церквей в Жодино построенных в современный период, и, пожалуй, самая интересная. Но, к сожалению, она, как и храм по-соседству, была закрыта. В связи с чем, пришлось ограничиться лишь внешним осмотром.



Да и пора было возвращаться в Крупки, уже начинало вечереть, а меня еще ждал переезд и купание в Бобре, по давней сложившийся традиции.

Предыдущие отчеты по теме:

Жодино. Часть I: Город своенравного дуэлянта.

Tags: Беларусь, Жодино, храмы
Subscribe
promo ren_ar april 7, 2013 16:53 53
Buy for 10 tokens
Автомобильные дворники порой не справлялись с потоками дождя, но мы продолжали наше движение на юг. За окном проплывали кубинские пейзажи, какие-то домики, велосипедисты, то и дело мимо проезжали бьюики и кадиллаки, близость от Гаваны, конечно, сказывалась. Порой казалось, что мы необъяснимым…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments