Алексей Певнев (ren_ar) wrote,
Алексей Певнев
ren_ar

Лабиау (Полесск). Часть II: Замок у реки.

Замок Лабиау. Один из тех тевтонских замков, сохранившихся на территории Калининградской области, который имел все возможности для того, чтобы сохранится, если и не в первозданной своей красе, то, по крайней мере, в весьма неплохой форме. Но увы, все последние годы судьба была не очень благосклонной к нему. Он не был полностью заброшен, и война не сильно отразилась на его стенах… Куда более страшным испытанием для него стало то, что он попал в руки вандалов, для которых его история, его культурная ценность не стоила и ломаного гроша. Но обо всем понемногу. Итак, представляю вашему вниманию вторую часть рассказа о январском путешествии в Лабиау.



Закончив наш небольшой фотосет среди елочек и синичек мы с Леной в скором времени вышли к замку, внешняя стена, которого, к сожалению, практически полностью утратила аутентичный вид, но вод ворота уже вселяли гораздо больше позитива.



Здесь, у ворот, уже гораздо сильнее чувствовалось, что это все-таки старинная крепость, а не какое-нибудь там предприятие по переработке пиломатериалов. Дух прошедших веков, пусть очень робко, пугаясь малейшего шороха, начинал выбираться наружу и изучающе коснулся нас едва уловимым движением.

Мы вошли в замковый двор. Теперь мощные стены окружали нас со всех сторон, давая возможность воображению дорисовывать все то, что было утрачено за прошлые столетия и последние десятилетия.



XIII век. Жестокое время. Время противостояния гордых прусских племен и западных захватчиков – Тевтонского Ордена. По некоторым сведениям о прусской деревне Лабигов Орден знал уже в 1249 году, по донесениям своих лазутчиков. Но первым достоверным упоминанием о прусском укреплении на берегу Лабы считается 1258 год, об этом свидетельствует грамота ландмейстера Герхарда фон Хирцберга о разделе Самбии между Орденом и епископом.



Землю поделили, поселение захватили. И слегка перестроили уже бывшее на этом месте небольшое деревянно-земляное укрепление. Оно предназначалось для защиты подходов к Мемельской крепости. Но пруссы смирились не сразу, и в 1274 году они восстали и сожгли крепость.

Но уже в 1277 году Орден стал понемногу строить укрепления из камня, и в этот же период крепость Лабигов использовалась ландмейстером Пруссии Конрадом фон Тирбергом как плацдарм для вооруженной операции по захвату крепости Раганиты (Неман). Отряд под командованием фогта Самбии Дитриха фон Лиделау безукоризненно выполнили приказ, Рагнит был захвачен, мужчины убиты, дети и женщины взяты в плен. В последствии Лабиау войдет в комтурство Рагнит, и будет несколько в тени этой новой тевтонской крепости.
Но вернемся к замку Лабиау. Сам замок в камне стал строится в 1360-1374 году после нескольких нападений со стороны литвинов в 1347 и в 1352 году, под предводительством Кейстута и Ольгерда. При первом нападении литвины не стали штурмовать укрепление, но разорили окружающие места весьма изрядно, поселения мирных жителей сжигали, самих селян убивали, женщин утаскивали с собой. Ну и скот тоже утаскивали, само собой разумеется. В те года замок принял под свою защиту множество народу, искавших спасения от огня и меча.

В 1352 году одним из предводителей литвинов был Патирке (по-белорусски Патрыкей), сын Кейстута, брата Ольгерда и, наравне с последним, великого князя литовского.






Так вот, для Патирке конец похода оказался весьма неудачным. Довольный захваченными трофеями он возвращался в родные земли. Но из замка Лабиов, со своим войском выдвинулся комтур Хеннинг Шиндекопф и оттеснил отряд Патирке в болота, где около полторы тысячи литвинов благополучно и утопли. Сам Патирке был захвачен в плен, но почему-то не убит, а вскоре отправлен к своему отцу. Возможно Шиндекопф не хотел навлечь на себя кровную месть Кейстута.

Как уже говорилось, последствия этих нападений выразились в перестройке замка в камень, и первые этажи северного и западного флигеля сохранившегося до наших дней замка относятся к постройке 1374 года.

Замок строится, укрепляется, появляется форбург. Понемногу растет и поселение вокруг замка. К 1400 году жителей было уже около пяти сотен, а к 1437 году в поселении насчитывалось уже девять трактиров, где жители Лабиова любили коротать длинные вечера и обсуждать последние новости полученные из тевтонских сводок.






В XVI веке наступило новое время. К власти пришел А́льбрехт Бранденбург-Ансбахский, одна из самых значимых фигур в истории Пруссии. Последний великий магистр Тевтонского Ордена и правнук польского короля и великого князя литовского Ягайло. А Ягайло в свою очередь был сыном Великого князя литовского Ольгерда, уже упоминавшегося выше, и Ульяны Александровны, которая по своему происхождению была из династии Рюриковичей. Такие вот хитросплетения истории и династических браков.

В 1526 году герцог Альбрехт подарил замок Лабиау своей первой жене, датской принцессе Доротее в качестве свадебного подарка. В восточной части южного крыла был создан рыцарский зал, который позднее, в 1565 был расписан в геральдических мотивах придворным художником Иоханнесом Баптистой.

После смерти Доротеи, замок был подарен второй жене герцога Альбрехта – Анне Марии Брауншвейг-Люнебург, при ней замок также продолжал благоустраиваться и облагораживаться.



20 ноября 1656 года в замке был заключен знаковый договор в истории Пруссии. Великий курфюрст Фридрих Вильгельм сумел добиться от шведов признания независимости своего государства. Этот договор в Лабиау и подписали, так как в Кёнигсберге в тот момент свирепствовала чума.

Но и сам Лабиау не смог устоять от бедствий чумы, в 1709-1710 году эпидемия унесла больше половины жителей. Да и пожары в то время то и дело вспыхивавшие по-поводу и без приносили жителям не меньше бед, чем эпидемии.

17 января 1758 года в Лабиау вошли русские войска, замок сдался без боя. Это было время, когда Восточная Пруссия в ходе завоеваний Семилетней войны перешла под владычество русской короны.



Генерал-губернатором Пруссии стал Василий Суворов, отец известнейшего полководца. В 1761 году в Лабиау были сильно порушены береговые дамбы, был сильный шторм, и отвечая на просьбы жителей Суворовым была организовано восстановление дамб, для чего были привлечены силы Пермского полка.

Шло время. Для замка вновь начиналось новое время, и к 1859 году из резиденции для высших слоев общества он превратился в тюрьму, а в 1917 году, после одного из сильных пожаров замок был значительно реконструирован. Но он был все также красив как и раньше.

Все изменилось после Второй Мировой войны, когда замок перешел в руки советского правительства. В 1948 году вновь в замке открылась тюрьма, которую закрыли уже только в 1963 году и отдали в руки вандалов в лице ПЗС «Янтарь». Здание стало безжалостно перестраиваться под нужды завода, никакая историческая ценность никого не интересовала. Перестраивались внутренние помещения, лестницы, проходы, но дальше больше… В 1968 году новые владельцы надумали менять электропроводку, и не слабо накосячив, устроили огромный пожар. Таким образом они начисто уничтожили крышу замка, а также в результате сего действа сильно пострадали верхние этажи. Замок стремительно приближался к своему нынешнему состоянию…












В конце 90-х филиал завода был закрыт, а в замке, кроме всяческих организаций, которым сдаются помещения в аренду, расположился музей города (на втором этаже в северной части) и творческий молодежный коллектив «Инс-театр Лабиау», скорее всего именно последними на внутренних стенах замка и были установлены «росписи» на рыцарские мотивы.






Правда мы в своей поездке никого не увидели, да и в музей не попали, хотя и пытались постучаться в наглухо закрытую дверь. Но нам никто не открыл. Было пусто и безлюдно. Зима…






Кстати, как пишут, в замке сохранились шикарные средневековые подвалы, с толстенными стенами и постоянной температурой в любое время года (подозреваю, что весьма прохладной), а треть помещений замка на данный момент пустуют, но это, вне всякого сомнения, лучше, чем быть под присмотром какого-нибудь очередного завода.






Мы вышли из внутреннего дворика и решили немного пройтись вдоль замковых стен. С запада щедро падали лучи Солнца весьма симпатично окрашивая замок в теплые тона.



С этой стороны средневековая крепость выглядела наиболее аутентично, касаясь своею вершиною голубизны неба и создавая красивый контраст.



Чем дальше мы огибали замок, тем более древним и заброшенным становился вид. Слева от нас стена с толстыми железными решетками в глубине старых окон, а справа замерзший замковый ров. В западной части участь засыпания его не постигла.






Так неспешно болтая и поминутно фотографируя мы подошли к юго-западному крылу, и если бы прошли дальше, то возможно бы смогли увидеть башню Пайнтурм, в юго-восточном крыле, где в стародавние времена пытали преступников. Но дойти туда нам не удалось.



Из-за угла выскочили две злобные собаки и бросились на нас свирепо рыча и оскаливая свои клыки… Одна собака маленькая, пни и лететь будет долго. А вот вторая представляла собой более реальную опасность. Средних размеров, с обрывком ржавой цепи на шее…

С лаем и рычанием они в миг сократили дистанцию и оказались возле меня. Лена была где-то за моей спиной, и ее я не видел. Первой мыслью было: «Да… вот тебе и погуляли…», второй пронеслась мысль о том, что может быть попытаться сфотографировать оскаленную морду, но это значит отвлечься и, возможно, на некоторое время упустить саму собаку из видимости. Сомнительное мероприятия, да и смысл в таком фото…

Все это время я медленно отступал от агрессивных собак, стараясь внимательно отслеживать их действия и поведение. А местность пересеченная, канавки, кусты, как бы не споткнутся… Да и прошли мы уже порядочно, отступать к улице предстояло долго.

А собака становилась все агрессивней, и приблизилась ко мне уже очень близко, между нами было максимум сантиметров сорок-пятьдесят. Непозволительно малое расстояние. В случае если она решится укусить меня будет слишком мало места для своевременного ответного удара. К тому же я заметил, что мелкая шавка начинает меня обходить по дуге.

Это было совсем уж погано. Если она зайдет сбоку и, ощущая поддержку со стороны более крупной особи, решит меня кусануть, то и основной агрессор непременно бросится на меня. Перспектива, скажем прямо, не очень радужная.

Я продолжал отступать, стараясь держать сумку чуть впереди себя, дабы в случае атаки попытаться занять ею пасть зверя… Прошло еще какое-то время и собака вдруг остановилась, сразу отскочила и шавка. По всей видимости мы вышли из зоны, которую собаки считали своей территорией.

Некоторое расстояние, прежде чем повернутся к собакам спиной, я прошел также медленно отступая, чтобы увеличить расстояние и проследить за их действиями. И лишь когда между нами было уже больше десяти-пятнадцати метров облегченно выдохнул. Обошлось.

Несмотря на такое своеобразное происшествие намеченная программа осмотра замка была в общих чертах выполнена. Не удалось только пройти к южному крылу, на да ничего… Мы были очень довольны замком и настроение ничуть не ухудшилось.

Тем более у нас по плану была намечена прогулка по старым симпатичным улочкам, осмотр других достопримечательностей и легкий перекус в каком-нибудь местном кафетерии.




Рассказы о Лабиау:

Часть I: Река и Орлиный мост.
Часть II: Замок у реки.
Часть III: Прогулка по городу.
Tags: Калининградская область, Лабиау, Полесск, РФ
Subscribe
promo ren_ar april 7, 2013 16:53 53
Buy for 10 tokens
Автомобильные дворники порой не справлялись с потоками дождя, но мы продолжали наше движение на юг. За окном проплывали кубинские пейзажи, какие-то домики, велосипедисты, то и дело мимо проезжали бьюики и кадиллаки, близость от Гаваны, конечно, сказывалась. Порой казалось, что мы необъяснимым…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments